«НАСЛЕДИЕ» ИЛИ «БОМБА»?

«Быть или не быть центру «Наследие» в Бабьем Яру?» — именно в таком, вполне гамлетовском ключе развернулась дискуссия по вопросу строительства общинного центра «Наследие» в Бабьем Яру.

С 23 по 26 декабря 2002 г. в расположенном в Пуще-Водице пансионате «Дюбек» было жарко, несмотря на трескучий пятнадцатиградусный мороз. Еще бы, ведь тут проходило совместное заседание расширенных составов Координационного совета Ваада Украины и Правления Сионистской федерации Украины, и кроме отчетов различных организаций, обсуждались две интереснейшие темы: возможность внесения изменений в «Закон о возвращении» и направления поиска решения проблем, возникших в связи с подготовкой строительства общинного центра «Наследие» в Бабьем Яру.

Нам что, больше заняться нечем?!

Особенный накал страстей наблюдался при обсуждении второй темы. Еще бы, ведь речь идет о священном месте для всех евреев (а также великого множества неевреев) Украины — о Бабьем Яре, месте зверского уничтожения десятков и даже сотен тысяч людей в годы немецко-фашистской оккупации Киева. Как правильно подчеркивалось на заседании, Холокост осуществлялся на всей территории Украины, и подобные «кровавые раны» есть в каждой области: Дробецкий Яр, Яновский лагерь, Славута… Сегодня же случилось так, что вольно или невольно, однако именно Бабий Яр оказался в центре внимания всех неравнодушных к проблеме Холокоста, поскольку именно здесь Американский Еврейский объединенный распределительный комитет «Джойнт» решил построить общинный центр «Наследие», который оказался своеобразной «бомбой», взорвавшей нашу еврейскую общину.
Перед началом дискуссии по данному вопросу председатель Ваада Украины Иосиф Зисельс с сожалением заметил, что во всей еврейской деятельности наметился «какой-то явный перекос» в сторону занятий Холокостом. Собственно, вся история с полемикой вокруг «Наследия» очень ярко демонстрирует, что большинство нормальных общинных функций, как-то социальные, образовательные, воспитание молодежи и др., оказались отобранными у нас и разделены между собой иностранными еврейскими организациями. Поэтому нашей катастрофически «постаревшей» после пика эмиграции в начале 90-х годов общине только и осталось, что сосредоточиться на памяти о громадных утратах, понесенных в годы войны. И как-то само собой забывается, что надо не только отдавать долг памяти мертвым, но также уделять внимание воспитанию детей и молодежи. Однако случилось то, что случилось: у «Джойнта» возникла идея соорудить в Бабьем Яру еврейский общинный центр «Наследие». Учитывая, что сейчас предпринимается попытка переложить всю ответственность за выбор места сооружения центра на представителей Украины, на здешних активистов, Иосиф Зисельс акцентировал внимание на том, что идея эта принадлежит нынешнему кантри-директору "Джойнта", ответственному за центральную и западную Украину, Амосу Авгару, который в свое время был директором социальных программ по странам СНГ. Наша община имеет большой опыт многолетнего плодотворного сотрудничества с "Джойнтом", принесшего много пользы евреям Украины, однако правда и то, что нередко "Джойнт" навязывает нам свое мнение. Это возможно лишь из-за слабости и бедности нашей общины, в силу чего не все еврейские активисты могут проявлять самостоятельность в принятии тех или иных решений, оказывать достаточное сопротивление богатым "спонсорам".
Вопрос о строительстве центра "Наследие" стал своеобразной квинтэссенцией накапливающихся постепенно противоречий. Если на начальной стадии проект центра "Наследие" поддерживал достаточно ограниченный круг лиц, равно как и сопротивление идее было достаточно ограниченным, то за последний год в конфликт оказались вовлеченными самые различные силы, причем нередко бывшие соратники ситуативно оказываются в разных лагерях и наоборот — бывшие "спорщики" сплотились либо в рядах лоббистов, либо в лагере противников проекта. Противостоящие силы настолько разнородны, что не удалось, к сожалению, избежать политизации вопроса. Так, лоббисты не нашли ничего лучшего, как обвинить евреев-противников проекта в… нагнетании антисемитских настроений! И все потому, что и украинским национал- патриотическим организациям, и простым гражданам других национальностей идея строительства пришлась не по вкусу. Хотя ожидать иной реакции с их стороны просто бессмысленно: ведь в Бабьем Яру нашли смерть не только евреи… Как бы то ни было, лоббисты рассуждают примерно так: раз протестуют и те, и другие, причем некоторая часть радикалов уже отряхивает пыль с черносотенских лозунгов, значит, все они заодно! В том числе и недовольные проектом евреи, которые и виноваты во всем…
То обстоятельство, что на Координационном совете присутствовали представители других регионов, отнюдь не способствовало охлаждению страстей. Наоборот, когда жадные до новостей "провинциалы" на месте ознакомились с ситуацией, то сходу врезались в гущу дискуссии, высказываясь в поддержку той или иной стороны. Тем более, что в Бабьем Яру каждый словно бы видел отражение местной еврейской трагедии — повторяю, во время войны Холокост покрыл страшной тенью всю Украину… В общем, равнодушных "нейтралов" или неопределившихся почти не было.

Оргкомитет без полномочий

Но что делать! Раз уж необдуманный шаг сделан, раз дискуссия разгорелась, необходимо отстаивать свою точку зрения и находить приемлемые компромиссы. Было бы перед кем отстаивать свое мнение, с кем дискутировать. И вот тут совершенно неожиданно возникает проблема: вполне может оказаться так, что протест противников проекта будет направлен… в пустоту! Что противостоять-то на самом деле некому!
Предвижу возмущенные восклицания. Что такое?! Разве «Джойнт» — это пустое место?! Разве проект еврейского общинного центра «Наследие» возник и имеет тенденцию к осуществлению сам по себе?! Увы, в некоторой степени это действительно так. Давайте же выясним, почему. К участию в дискуссии, состоявшейся в ходе Координационного совета, были приглашены трое членов так называемого оргкомитета по вопросу строительства центра «Наследие» в Бабьем Яру. Их выступления в одном из аспектов стали полной неожиданностью для присутствующих. Судите сами.

(Здесь и далее приводятся фрагменты выступлений, расшифрованные по имеющимся аудиозаписям дискуссии.)

Борис КУТИК, руководитель Объединения общин прогрессивного иудаизма, член оргкомитета: Изначально "Джойнтом" были получены деньги на общинный центр и изначально речь шла о строительстве общинного центра…
Вопрос: Каков статус оргкомитета?
Кутик:Оргкомитет вместе с "Джойнтом" принимает те решения, которые принимаются оргкомитетом, они выполняются.
Вопрос: Они выполняются "Джойнтом"? В обязательном порядке?
Кутик: Обычно да. Если оргкомитет решает, то "Джойнт" соглашается с оргкомитетом. Вопрос: Формально есть статус оргкомитета?
Кутик: Формально нет.
Вопросы:
1. Есть какие-либо указания лица, которое выделило деньги (насколько я знаю, это физическое лицо…) о том, что оно хочет видеть построенным?
2. После того, когда все это будет построено, кто будет являться физическим, юридическим лицом-владельцем строений?
3. Рассматривалось ли, сколько стоит ежегодное содержание этого комплекса и кто будет выделять эти средства?..
Ответы:
1. Я с этим физическим лицом не знаком. Но изначально, как сообщил нам "Джойнт", это лицо выделило на строительство общинного центра в Киеве 10 миллионов долларов. И три года тому назад было решено, что это будет не только общинный центр, а будет объединять все: и музей, и мемориал, и центр.
2. В помещениях будет находиться община и "Джойнт".
3. Я не знаю, сколько будет строить содержание центра, но "Джойнт" берет его на себя…
Новоселевский: Знал ли спонсор, выделяя деньги, о том, что это будет общинный центр в Бабьем Яру?
Кутик: Я не могу ответить на этот вопрос, потому что я лично со спонсором не знаком. Но я думаю, что знал…
Хорунжая: В течение всего этого времени ведется полемика, но мы ни разу не слышали позиции "Джойнта". Вы не можете объяснить, почему "Джойнт" не артикулирует свою позицию? Мы слышим Вас, мы слышим Илью Михайловича [Левитаса], мы слышим [Генриха] Фильварова, но мы ни разу не слышали никого из "Джойнта"…
Кутик: Я не могу сказать, в чем суть этой политики. Это нужно спросить у [Владимира] Глозмана."

Итак, уже одно это выступление дает богатую пищу для размышлений. Прелюбопытнейшая, однако, выходит ситуация:
— есть "физическое лицо", выделившее деньги на строительство, однако почти для всех остающееся в тени;
— есть "Джойнт", который единственный знаком с таинственным "физическим лицом" (и между прочим, никому-никому не дает познакомиться с таинственным добродетелем!) и который нигде "не артикулирует свою позицию", а проще говоря, везде отмалчивается;
— есть не обладающий никаким формальным статусом оргкомитет, члены которого везде и всюду выступают, озвучивают, получается, свое собственное "неформальное" мнение, но которые свято уверены, что обладающий деньгами (а значит, и полномочиями, и статусом, и властью) "Джойнт" всячески и непременно согласится с ними по любому вопросу.
Странно, не правда ли? Такой оргкомитет вполне заслуживает определения "ширмы"… Но послушаем, что скажут другие члены этого "неформального" объединения.

Анатолий ШЕНГАЙТ, исполнительный директор Киевской городской еврейской общины, член оргкомитета: Во-первых, мы предложили Оргкомитет расформировать, поскольку у него нет официального статуса. (...)
Вот мы написали, что нужно сейчас сделать:
1. «Джойнту» документально подтвердить новое название центра — мемориально- просветительский общинный центр «Наследие» и свои возможности как инвестора.
2. «Джойнту» принять решение о разделении функций заказчика местными еврейскими организациями. Мы можем высказать свои пожелания, но на самом деле деньги-то не наши. Есть по строительным нормам и правилам понятие инвестор, заказчик и они все определяют. Значит инвестором остается «Джойнт», инвестор определяет заказчика в лице того же «Джойнта» и местных еврейских организаций. Расписывается, как «Джойнт» должен разделить свои полномочия с местными еврейскими организациями. Дальше постулируется, что оргкомитету [нужно] передать в этот совет все замечания, которые поступили в ходе дискуссии, сдать все протоколы, все архивы, все материалы и считать свою миссию исчерпанной. Следующее. Совету принять эти материалы, рассмотреть, утвердить с учетом поступивших изменений новую концепцию архитектурную идею и передать заказчику, чтобы заказчик выполнил техзадание. Заказчику на основании того, что примет совет, создать техзадание, на тендерной основе нанять менеджмент строительства, генпроектировщика, генподрядчика и вести строительство.
Литовченко: Если вдруг «Джойнт» скажет: «Нет, мы не согласны на изменение этой концепции», — что вы будете дальше делать?
Шенгайт: «Джойнт» постоянно в курсе нашей работы. Скажем, вот этот документ, который мы назвали «Мнение еврейских организаций и общин», мы не скрывали от «Джойнта»… сразу первую редакцию мы им послали, чтобы были в курсе дела. Причем, я хочу вам объяснить, мы послали его не только в киевский «Джойнт», а послали его, куда хотели — в Нью-Йорк… Я хочу быть правильно понятым. Первое, с этим документом, о котором я уже сказал, «Джойнт» согласен. Практически мы это увидим, когда «Джойнтом» будет подписан документ о том, что он делит функции заказчика…
Нахманович: Фильваров согласен с тем, что оргкомитет надо распустить?
Шенгайт: Да.
Нахманович: И он считает, что он исчерпал свои функции?
Шенгайт: Сто процентов… Пока не образован официальный легитимный совет, оргкомитет еще действует. Это нормально.
Нахманович: То есть не легитимный оргкомитет еще действует… А что значит не легитимный?
Шенгайт: Он не легитимный только в том смысле, что у него нет печати.

Вот после всего этого самое время воскликнуть: здрасьте, приехали! Мало того, что у оргкомитета нет «официального» статуса, мало того, что он «нелегитимный» (между прочим, легитимность не состоит единственно в наличии «большой королевской» печати…) — так его еще и расформировать собираются в ближайшее время! Это что ж такое получается, господа?! А кто же будет нести ответственность за уже принятые «неофициальным» оргкомитетом решения?! А ну как новый, обладающий всеми необходимыми правами совет (или обновленный «оргкомитет-плюс») не будет сформирован — что тогда?!
И как быть в том случае, если «Джойнт» вдруг возьмет да и не согласится с его рекомендациями? Г-н Шенгайт блестяще ушел от ответа на данный вопрос, однако хотя бы из слов г- на Кутика видно, что оргкомитетчики и помыслить не могут о таком! Очевидно, потому и желают саморасформироваться, поскольку иначе в случае чего придется принимать ряд эффективных мер, как-то: рвать волосы и одежду, посыпать голову прахом, отпускать бороды, прилюдно каяться в совершенной ошибке и т.д.
Но это пока лишь фантазии. Слово еще одному члену оргкомитета, за которого заочно «расписался» г-н Шенгайт: а вдруг он скажет что-либо вразрез?..

Генрих ФИЛЬВАРОВ, академик, член оргкомитета: …К сожалению, я считаю, что дискуссия: строить, не строить, надо или не надо, правильно или не правильно – это ваша проблема. Вы примете решение, что строить не надо. Значит, очевидно, инициаторы этого строительства прислушаются каким-то образом к вашему мнению и строить не будут. Значит, мы получим желаемый результат – строить не будут…
Несколько дней тому назад я беседовал с депутатами Киевсовета, весьма влиятельными депутатами, далеко не третьими лицами, а лицами, которые собственно могут принимать решение… Они сказали, что нам в Киевсовете в общем-то внутри нет никаких возражений, никаких проблем. "Вы не нарушили ни один закон, вы выдержали градостроительные нормы, вы соблюли все правила и мы бы проголосовали сходу за это решение, но в вашей еврейской среде создалась такая обстановка, при которой решение этого вопроса отодвигается, хотя мы по-прежнему считаем, что с точки зрения Киева строительство там возможно"…
Вопрос: Вы сказали, что там должен быть мемориально-просветительский центр. Это мнение Ваше или оргкомитета?
Фильваров: Это мнение оргкомитета. Возражений против этого нет. Более того, это уже и мнение "Джойнта".
Вопрос: А это где-то зафиксировано, что это мнение "Джойнта"?
Фильваров: Вот об этом в мнении оргкомитета еврейской общины, в том документе, который вам оглашали, там мы написали в первом пункте, что, во-первых, "Джойнт" должен официально признать, что сей комплекс называется вот так; второе, что должна быть доработана концепция в соответствии с этим принятым наименование и вынесено на обсуждение.
Вопрос: Но "Джойнт" это принял?
Фильваров: Он согласился.
Нахманович: А это где-то зафиксировано?
Фильваров: Честно говоря, сию минуту нет.

Итак, увы! Ничего нового г-н Фильваров к словам коллег не добавил. Он столь же свято уверен, что "Джойнт" уже согласился со всеми предложениями "неформалов" из не обладающего официальным статусом оргкомитета, хотя таковое согласие пока абсолютно нигде не зафиксировано. Более того, всю ответственность за ситуацию он переложил исключительно на противников: мол, это вы дискутируете, сопротивляетесь, что есть плохо, а мы вот согласились — и это хорошо.
Так что опасения насчет "борьбы с пустым местом" отнюдь небеспочвенны. Сегодня оргкомитет есть — завтра его нет, и отвечать за поддержку проекта "Джойнта" некому. Браво! Прекрасный прием!

(Продолжение следует)

Тимур ЛИТОВЧЕНКО
Газета "Хадашот" №7(93)
г. Киев
декабрь 2002 г.

Hosted by uCoz