НАД БАБЬИМ ЯРОМ ПАМЯТНИКИ БЬЮТ

 

ИСТИННАЯ НИЗОСТЬ

 

            Когда в канун старого Нового года я привез из Бабьего Яра снимки оскверненного монумента, мой знакомый 20-летний парень, который окончил в Киеве еврейскую школу и после того работал исключительно в еврейских организациях, увидев фотографии, удивленно сказал: "Так что, выходит у нас на Украине есть антисемитизм? А я с этим никогда не сталкивался!"

            Беда в том, что происходящее с мемориалом "Менора" - уже не просто антисемитизм. Это не мерзкие выпады идеологических антисемитов из Межрегиональной академии управления персоналом (МАУП) или пропаганда продавцов соответствующей литературы на Майдане, Незалежности. Мы имеем дело с результатом безнаказанности всего вышеупомянутого. Но те, у кого поднимается рука на памятник жертвам одной из самых страшных трагедий мировой войны, - это нелюди.

            В иудаизме есть общечеловеческое понятие "истинного милосердия" - долг похоронить усопшего. Истинное, потому что, отдавая покойному последний долг, мы от него ничего не ожидаем. Таким же образом вандализм по отношению к памятникам есть истинная низость. Ибо мертвые не в состоянии постоять за себя.

            За них это должны делать живые.

 

КАК ЭТО БЫЛО

 

            1 декабря минувшего года израильская делегация, прибывшая с визитом в представительство Еврейского агентства, приехала к мемориалу "Менора". Их взорам предстала картина ужасающая: мемориальная доска, установленная президентом Израиля, оказалась разбита, плиты опрокинуты, а ступени самой Меноры" повреждены. Гости были шокированы. Общими усилиями они поставили на место тяжеленные плиты. Одному из высокопоставленных членов делегации не составило особого труда тут же связаться с канцелярией Моше Кацава и сообщить президенту Израиля, как в Киеве отнеслись к его подарку. Кацав осудил акт вандализма, назвав его явной антисемитской выходкой и выразив надежду, что президент Кучма сумеет задействовать нужные рычаги, чтобы найти виновных и предоставить их в руки правосудия. А израильский министр Натан Щаранский напомнил прессе, что правительство независимой Украины признало важность сохранения памяти о той трагедии и пообещало взять под свою опеку мемориалы Катастрофы. "Оно обязано сделать все возможное, чтобы предотвратить подобные зверства в будущем. Я надеюсь, что украинские власти примут решительные меры, найдут виновных и сурово накажут их", - подчеркнул министр.

            После инцидента глава украинского отделения Сохнута Алекс Кац направил официальное письмо начальнику милиции Шевченковского района с просьбой принять меры. Ответа так и не последовало.

            А 12 января очередная делегация, посетившая мемориал, снова обнаружила опрокинутые плиты....

 

ВСТРЕЧА С РЕАЛЬНОСТЬЮ

 

            На следующий день автор этих строк сам отправился к месту событий. Дорога от улицы Мельникова была перекрыта для транспорта металлическим кабелем. На подходе к памятнику в глаза бросилось нечто непривычное  Силуэт "Меноры» был... белым. Подойдя еще ближе, я увидел автомобиль и несколько человек у памятника, среди которых были милиционеры. Рабочий, стоявший на последних ступенях памятника, старательно отмывал кисточкой и растворителем результат ночного развлечения подонков. Памятник залили краской. Плиты с библейскими цитатами на иврите и украинском, только накануне водворенные на место, опять валялись на земле...

Люди, находившиеся у памятника, оказались представителями коммунального предприятия по уходу за зелеными насаждениями Шевченковского района. Обнаружив с утра новые следы вандализма, они вызвали милицию и своих сотрудников для приведения памятника в порядок. По словам сотрудников, такие работы им приходится выполнять достаточно часто. "Бывает, что плиты опрокидывают и два раза в неделю, но за 13 лет "Менору" заливают краской только второй раз, - сказал управляющий отделом № 2 КПУЗН Эдуард Фрегер, работающий в организации с 1966 года. – Я сам еврей, и по опыту знаю, что осквернение памятников вызвано не антисемитскими мотивами, а необузданной энергией пьяных недорослей. Например, памятник Косиору, который с еврейством никак не был связан, нам приходится очищать от краски гораздо чаще, чем памятники в. Бабьем Яре. И советский памятник, установленный в 1976 году, заливали краской или оставляли надписи вроде "Здесь был Вася", однако я никогда не видел здесь надписей антисемитского содержания".

Самая интересная и ценная информация, которую сообщили нам сотрудники КПУЗН, это тот факт, что в нескольких десятках метров от "Меноры", где находится подсобное хозяйство предприятия, ночует сторож. Более того, ему не раз доводилось видеть, как "резвятся" вандалы. Однако сторож не только не вооружен, но и лишен телефонной и всякой другой связи и потому предпочитает не вмешиваться. Преступники же остаются безнаказанными.

Почему до сих пор никому не пришла в голову мысль установить в сторожке элементарный телефон? Ведь тогда сторож, увидев беспредельщиков, сможет просто вызвать милицию, виновные будут задержаны, наказаны, а уродливые явления прекратятся навсегда! Тогда и сотрудникам КПУЗН не придется на морозе отмывать краску и поднимать тяжелые плиты, и президент Израиля не будет обижаться, и украинским дипломатам не придется краснеть!

 

ПОЧЕМУ МЕРЫ НЕ ПРИНЯТЫ ДО СИХ ПОР?

 

Мне кажется, ответ на этот вопрос заключается в удивленном высказывании молодого выпускника еврейской школы, с которого я начал свой рассказ. Ведь всем известно, что на Украине антисемитизма нет! В январе исполняется три года с момента визита Моше Кацава. В течение этого времени, каждый год 29 сентября десятки журналистов, освещающих траурный митинг у "Меноры", не мости не замечать, что уже упомянутая выше мемориальная доска с каждым годом становится все меньше, в результате разрушительной деятельности вандалов. В находящемся поблизости от мемориала телецентре располагаются офисы нескольких телекомпаний. Они тоже не могут не замечать того, что регулярно происходит с памятником.

На специально созданном сайте авторы много пишут о том, что можно, а чего нельзя строить в Бабьем Яре, приводя массу документов, аргументов  и  топографических карт. Но и они не видят повседневного вандализма! Возможно, потому что именно они, борясь с безумной идеей строительства общинного центра "Наследие" над Бабьим Яром, мобилизовали националистические силы и подняли невероятную антисемитскую истерию в центральной прессе. Почему же этого никто не замечает? Ведь если кто-нибудь скажет вслух о регулярных актах вандализма, то услышавший может не исключить и антисемитских мотивов. А кому нужен такой неутешительный вывод? Никому. Ведь на Украине антисемитизма нет! Раньше был - при советской власти, при немецкой оккупации, при царе Горохе. Сейчас - нет, А значит, и бороться с его проявлениями нет необходимости. Ведь это всего-навсего пьяные подростки развлекаются над "тысячами тысяч погребённых"! Они на самом деле очень положительно относятся к евреям, как к живым, так и к мертвым. А опрокидывают плиты, потому как не хватает у них денег на спортзал, обливают "Менору" краской, так как их художественные способности им тоже негде реализовать.

На Украине антисемитизма нет, поэтому политически заангажированные "Сiльськi вiстi", выходящие полумиллионным (!) тиражом, могут сообщить, что "400-тысячная орда евреев-эсэсовцев пришла с фашистами в Украину", а потом заявить, что это "просто" предвыборная пропаганда. Такой чудовищной клевете сам Геббельс бы позавидовал!

На Украине нет антисемитизма, и поэтому евреям, страдавшим от голодомора так же, как и все остальное население Украины, некоторые народные депутаты приписывают

его организацию.

Список можно продолжить. Комфортная для всех иллюзия об отсутствии на Украине антисемитизма позволяет антисемитам, которые, к сожалению, никуда не делись, клеветать и осквернять памятники безнаказанно.

 

Эдуард ДОКС

Газета «Вести» (Израиль)

22 января 2004 года

Hosted by uCoz