"ВСПОМНИ, ГОСПОДИ, ЧТО НАД НАМИ СОВЕРШИЛОСЬ..."
(Плач Иеремии, гл.5, ст.1)

История человеков состоит из бесконечной цепи взаимных убийств, совершавшихся ради завоевания жизненного пространства, ради славы, ради элементарного грабежа соседа или даже родича. Чем прославился древний царь Саргон? Александр Великий? Чингизхан и Тимур? Римские императоры и другие «строители» великих империй? Количеством убиенных неприятелей, а попросту тех, кто создавал именно то, ради чего и затевались взаимные побоища.

Во все века культ силы превалировал над доводами разума, но, вплоть до середины XX века, никогда поводом для поголовного уничтожения себе подобных не служила расовая принадлежность. Древние монголы не убивали детей своего противника, если ростом они не вышли выше ступицы колеса. Даже большевики маленьких детей своих классовых врагов собирали в детдома и делали из них павликов морозовых, александров матросовых или просто рядовых разных своих видимых и невидимых фронтов. И только германские нацисты в кратчайший срок сумели не только внедрить в головы массам одного из культурнейших народов нашей цивилизации идею расового превосходства, но и начать активно реализовывать её путём поголовного уничтожения целых народов, выстроившихся в очередь в их адском списке, первыми в котором были евреи. Не иудеи — представители определённой конфессии, а именно евреи по крови, среди которых были и христиане.

В XX веке было достаточно единовременных убиений больших масс человеков — резня армян в Турции в 1915 году, ужаснейшие голодоморы 20-х и 30-х годов в Украине, 12 февраля 1945 года в Дрездене, 6 августа 1945-го в Хиросиме, но ни в одном случае идеология убийства не основывалась на "научно разработанном расовом признаке". Не было в истории человечества более кровавого века, чем ХХ-й. Не владел человек такими действенными технологиями уничтожения жизни, и не только человеческой.

Эта небольшая преамбула есть фон, общая картина болезни, где наша боль, имя которой Холокост, для нас, евреев, самая болезненная. Вряд ли стоит напоминать, что старый овраг на западной окраине Киева у древней дороги в Дорогожичи по имени Бабий Яр, имеет прямое отношение к Холокосту, его начальной фазе, когда нацисты только отрабатывали технологию массового уничтожения человеков с помощью огнестрельного автоматического оружия, создания гетто и концлагерей, проверяя «достижения» в этой части своих идеологических противников — большевиков. Газовые камеры и печи крематориев были потом. А сначала были гетто и Бабий Яр. Много больших и маленьких Яров и гетто по всей территории центральной Европы — от Адриатического моря до Кубани. Но более всего их было в Украине и Польше — одном из самых густо населенных евреями ареалов.

Ещё в 1944-м году на песчаных откосах Бабьего Яра, покрытых золой, огарками древесного угля и обгорелыми человечьими костями, среди сочных хвощей и молочая можно было найти ключи от замков квартир, в которые хозяевам не суждено было вернуться, обгорелые протезы и бытовую мелочь, которую обреченные зажали в кулак перед тем, как ступить к краю оврага. Удобное место... Не нужно рыть могилы — обильные весенние воды за века вырыли ее... Рядом, там, где нынче раскинул руки корпус бывшей партшколы, торчали разбитыми зубами камни бывших памятников над старыми могилами еврейского кладбища... А потом были бредовые проекты «культурных» парков, земснаряды, пульпа, сель... И ещё сотни заживо погребенных... Власть, как старый наркоман, хотела забыть сама и заставить нас забыть то, что произошло бабьим летом 1941-го в этом овраге.

Вопрос: почему большевики, среди которых было немало евреев, пытались «замолчать» это макабристическое действо нацистов, пресекли благородную попытку Василия Гроссмана и Ильи Эренбурга опубликовать Черную Книгу, увековечивающую страшный мартиролог преступлений нацистов именно против евреев на территории Украины? Я не зря ставлю этот вопросы. Возвращаясь к печальному опыту человечества, акцентирую внимание на совершенствовании технологии уничтожения человеков и всего живого. У Зла как никогда большой соблазн и шанс одержать победу. Человекам, каждому в отдельности следует задуматься... В уединении... При определённом эмоциональном настрое... Как у Стены Плача, как в Храме Гроба Господня, как перед грустными очами Марии Оранты...

Храм! Нужен Храм — мемориал, доступный всем... Именно здесь, в Киеве, где евреи и неевреи живут вместе более 1000 лет, в городе, отмеченном Создателем, один из холмов которого носит имя, обозначающее на языке Книги святой Божьей Горы, должен быть такой Храм. Этот Храм должен быть построен по проекту победителей большого открытого международного конкурса, с авторитетным международным жюри и международным обсуждением. Такой Храм нужен евреям и неевреям, Киеву, Украине, Европе, цивилизации... В этом наша миссия.

Роман Казак-Барский
Газета "Хадашот" №7(93)
г. Киев
декабрь 2002 г.

Hosted by uCoz